Welcome to SKREALAND!

My Space for you!

You are here: Home / Headroom >> Bedroom / Pop Hiatus
Pop Hiatus

Pop Hiatus

Эхо лихих-шальных 90-х приследовало нас на протяжении всех 00-х, примеряя на себе тренды предыдущих декад, а в 10-х и вовсе стало издавать конкретные звуки в виде воссоединившихся или воскресших икон конца 20-го века. При таком раскладе многие сетуют на отсутствие новых кумиров, мол, сегодняшней молодёжи приходится поклоняться кумирам своих родителей или довольствоваться вспышками звёзд-однодневок с YouTube. Почему поп-культура нового тысячелетия никак не может проявить себя и вынуждена регулярно возвращаться в прошлое? Разве 90-е были пиком культурного развития современного общества, а Trip-Hop и Grunge – последние главы в библии поп-музыки? Всё дело в том, что с наступлением миллениума потребительский чип незаметно был вшит в культуру, который паразитирует на всех её уровнях, и в результате мы хаваем то, что нам подают в собачьей миске с ресторанной коёмкой.

Чтобы хоть как-то примерно разобраться в том, что и почему сейчас происходит и чего нам ожидать после конца света, придётся вернуться в самое начало 21-го века. На стыке временых плит поп-культура начинает обрастать гламуром, и в её массы становится легче просочиться. Успех электронных панков The Prodigy в 1997-м году чуть ли стёр границы между попсой и андерграундом. Поколение Next отказывается пить Pepsi, потому что в McDonald’s подают Coca-Cola. Оно не верит Robbie Williams и его Millennium, а предпочитает встретить конец тысячелетия/света вместе с Marilyn Manson в Coma White. Таким образом, рок не попсеет (Americana 1998), а внедряется в электронику (The Fat Of The Land 1997) и сам становится более механическим (Mechanical Animals 1998).

Уникальность Grunge заключалась в том, что даже с Curt Cobain он был обречён, а смерть лидера Nirvana лишь канонизировала целое движение, которому пришлось прогнуться под изменичвый мир. Когда границы были стёрты, тут же хлынуди волны Nu Metal и Rap-Core во главе Korn и Linkin Park. Идеи антиглобализма в конце 20-го века оказались неактулальными, поэтому нужно было шинковать капусту. Trip-Hop также не мог существовать лишь в бристольских клубах, а технологии, используемые в создании знаменитого звучания, стали применять повсеместно, что явилось причиной возвращения в моду Easy Listening и Lounge, приправленных електроникой.

Бокал именно с таким коктейлем из Jazz, IDM и Retro мы поднимали в 2000 новогоднюю ночь. С наступлением 00-х всем если не захотелось вернуться в Советский Союз, то как минимум потянуло на старое. Лёгкая музыка 50-х-60-х годов заполонила эфир, но в чартах по-прежнему позиции удерживают Rap и всякая Alternative. Кумиры 90-х не остались в прошлом тысячелетии, а новая эпоха не могла моментально выбросить новых идолов публике на съедение. В коллаптическом состояние культура решает оглянуться в прошлое, как ей казалось, на секундочку.

На волне Lounge/Alternative вполне комфортно себя ощущала Pop обойма, в то время не будучи петушиной. Многие движения, появившиеся в девяностых, к началу нулевых уже справляли поминки по самим себе. Именно отсюда возникает желание вернуться назад в прошлое, покопаться в бабушкином чемодане, вытащить оттуда пару скелетов, обдать их гламуром и бросить на сцену. На развалинах Grunge и Trip-Hop, под опускающиеся знамёна Brit-Pop и Rave, появляется Electroclash и начинается Garage Rock Revival. Всё это говорит о том, что культура выбрала чёткий курс в обратном направлении.

Первая декада 21-го века – это переосмысливание и переклеивание пяти декад 20-го века! В такой связи откуда же взяться новым кумирам для подрастающего поколения? Всеобщая гламуризация доводит общество и культуру до потребительского уровня. Поп-культура создаёт отдельное гетто для всего, что плохо переваривается потребителем, и называет его Indie. Постепенно Pop музыка превращается в музыку Sex: теперь всё должно звучать и выглядеть сексапильно, а если нет, тогда долой с большой сцены и довольствуйся пустыми залами в барах. Возрождая 60-е, придавая всему сексуальности как в 70-х, ностальгирую по 80-м и принимая антидепрессанты от 90-х, поп-культура полностью переориентировалась на конвейерное производство, которое не подразумевает создание новых кумиров.

Но тем не менее диски не прекращали крутиться. Однако при появлении новых артистов в случае успеха их постоянно сравнивали с прошлым веком и, как не странно, находили им предшественников. The Strokes <– The Velvet Underground, Interpol <– Joy Division, Razorlight <– The Who, The Libertines <– The Clash. При таких сравнениях тяжело держать масть с хвостом-пистолетом, поэтому кто-то быстро сходил с дистанции, а кто-то продолжал клепать альбомы для поклонников. Такое развитие событий в первой половине 00-х в какой-то степени предопределило расклад для второй части декады.

Если новые артисты не способны выпускать продаваемый контент по схеме альбом-три сингла-концертный тур, тогда нужно менять какие-то слогаемые. С развитием технологий, маркетинговых в том числе, появились такие вещи, как Special/Limited/Deluxe Edition/Reissue. Многим кумирам прошлого века в новом тысячелетие по разным причинам особо предложить было нечего, поэтому приходилось обращаться к заднему каталогу. Led Zeppelin, The Doors во второй половине 00-х смогли целиком переиздать свою дискографию, порадовав поклонников и пополнив свои банковские счета. Те, чьё наследие поскромнее и чей вклад в индустрию не столь огромен, довольствовались переизданием отдельным альбомов. Таким образом, практически каждый, кто когда-то был популярен и оказался не у дел в 2000-х, на полке крупного музыкального магазина имеет свой Deluxe Edition.

Оказалось, что на фоне отсутствия новых кумиров у публики появился интерес к кумирам из прошлого. Раз есть спрос, значит, нужно создавать предложение. Проблема создания новых кумиров отпала сама собой, когда стало возможно и рентабельно воссоединить героев из прошлого. Первым пробным выстрелом стали воссоединения Portishead и The Verve. В случае бристольских трип-хопперов это был просто новый альбом после 11-лентего перерыва, а The Verve реально нужно было объединяться, потому что сольная карьера Richard Ashcroft к середине нулевых перестала блистать. Успех новых воссоединений оказался грандиозным! И публика, и продюсеры – все были довольны. Поп-культура нашла надёжный тыл для увядающих Мадонн и скоростных Леди Гаг.

Я сейчас не смогу перечислить все команды, которые воссоединились на волне успеха былой славы, и тех артистов, кто решил потрясти на сцене, чем осталось. Как в поп-тусовке всегда было заведено, не всё, что было вытащено из сундука, оказалось нужным. В 10-х как-то неособо уместно звучат такие команды, как East 17 и Take That, зато The Stone Roses и Happy Mondays не только пополняют свои кошельки, но и поднимают экономику родного города (Манчестер). Своей очереди ждут The Smiths и Blur. Также некоторые команды (Oasis, R.E.M., The White Stripes) решили не лишать себя удовльствия воскреснуть, предварительно распавшись без адекватных на то причин.

В итоге, поп-культура продолжает подкидывать нам самый разные овощи: Coldplay и The Killers, Rihanna и Beyonce, Lady Gaga и Lana Del Rey, Hurts и Glasvegas. Но разве они могут уже сегодня стать кумирами? Сегодня в поп-среде ты можешь быть популярным, а кумиром стать сможешь минимум через 10 лет успешной и активной деятельности. Сиюминутность несвойствена кумирам, зато очень точно характеризует термин и приставку поп-. Мир поп находится в статусе хиатуса. А мы не получим новых кумиров, пока из старых не выжмут последние рейтинги и прибыли, а сиюминутность не перестанет колыхать сознание нового поколения. Пока тинеджеры визжат от каждого твита Jonas Brothers, Pink Grease вынуждены спиваться в шотландских пабах, Mika – записывать альбомы в убыток, а Snoop Dogg – перерождаться в Snoop Lion. Как только мы перестанем жить сегодняшним днём, растворяясь в здесь и сейчас, глядишь, и кумиры подтянуться. А пока вместо поп я ставлю пробел!

Scroll To Top
WP2Social Auto Publish Powered By : XYZScripts.com